.
i-Type.ru
.
размышления о дизайне и типографике    
.
.
• Начало
• Статьи
• Календарь
• Энциклопедия
• Реклама на сайте

.

Статьи
Выбор формата в трех измерениях

При оформлении книги первым делом задаются вопросом о формате. Он учитывается как сам по себе, так и в связи с будущим объемом книги. Эти два момента взаимосвязаны: поиск оптимального формата сводится к поиску оптимального объема. Определение формата есть определение двух измерений книги. Толщина будет третьим измерением. Все три измерения должны гармонировать между собой. Книга не должна быть чрезмерно толстой при малом формате или чрезмерно тонкой при большом формате. Поскольку попутно с определением объема должна быть учтена, вернее получена, наилучшая цена книги, то уместно будет сказать, что цена есть четвертое измерение книги. Путем изменения элементов оформления можно удешевить книгу, но, понятно, в известных пределах.

При подготовке книги важно учитывать тип потребителя — индивидуальный или массовый. Чем больше тираж, тем важнее вопрос удешевления книги.

Итак, с форматом связаны следующие элементы книги:

  • ширина (длина строки с учетом абсолютного размера полей);
  • высота;
  • толщина.

Данные элементы одновременно учитываются с гигиенической, практической (делового удобства) и экономической точек зрения.

Ширина (длина строки) книги

Длина строки является наиболее изученным элементом книги. Длина строки и характер шрифта являются исходными элементами оформления книги и ее восприятия (удобочитаемости).

Условия наилучшего восприятия печатного текста базируются на данных физиологии и психофизиологии. На первом месте здесь стоит восприятие зрительное, как момент чисто физиологический, а на втором — непосредственно связанный с ним психический процесс — переключение зрительного впечатления в чисто мозговую, умственную работу.

Обращаясь к данным физиологии зрительного аппарата, мы видим, что нормальный глаз человека представляет собой довольно сложный орган. В журнальной статье мы можем рассмотреть его устройство лишь в самых общих чертах.

Глаз представляет собой сложную оптическую систему, состоящую из нескольких преломляющих сред: воздуха, роговицы, внутриглазной жидкости, хрусталика и стекловидного тела. На пути прохождения световых лучей в глазное яблоко самую важную роль в процессе зрительного восприятия играют два элемента: хрусталик (который можно сравнить с объективом в фотоаппарате) и сетчатка (фоточувствительный слой), на которой формируется изображение увиденного и откуда оно передается в мозг.

Нормальный глаз дает нормальное контрастное и резкое изображение предметов, лежащих на бесконечном расстоянии, так как сетчатка совпадает с фокусной точкой оптической системы глаза. Если рассматриваемый нами предмет придвигается на конечное расстояние (максимально близкое), то изображение получается уже как бы позади сетчатки; лучи, исходящие из какой­либо точки предмета, соединяются в точке, лежащей позади сетчатки, на которой, в свою очередь, появляются так называемые круги светорассеяния, которые и являются причиной неотчетливого зрительного восприятия. Предмет виден не в четких своих формах, а как бы расплывчато.

Однако мы знаем, что в определенных пределах нормальный глаз видит предметы достаточно отчетливо независимо от того, на каком расстоянии они от него находятся. Здесь на помощь приходит одна из основных функций глаза — функция приспособления, процесс получения фокусного изображения, называемый аккомодацией.

Процесс аккомодации связан с двумя сопутствующими движениями: сужением зрачков и так называемой конвергенцией, благодаря которой зрительные оси обоих глаз направляются на близлежащий предмет. Вне глазного яблока в ограниченных пределах может происходить сопутствующее движение головой.

Аккомодационное сужение зрачков преследует цель защитить глаз от возможного избытка света, излучаемого или отражаемого близким предметом. Кроме того, оно служит для получения более резких изображений, устраняя круги светорассеяния и некоторые другие причины, ухудшающие условия ясного видения.

Обращаясь к механизму процесса чтения, прежде всего мы можем определить его как процесс более или менее длительный. Естественно, что, будучи связанным с упомянутыми выше движениями — сужением зрачков, конвергенцией и движением головы, — процесс чтения должен быть поставлен в такие условия, которые обеспечивали бы наиболее экономное расходование энергии, связанное с этими движениями, чтобы последние были наиболее рациональными, что вообще характерно для нормального человека.

В этом отношении основной гигиенической и физиологической нормой должна быть длина строки, а также величина шрифта. Не меньшее значение имеют и поля книги. На правильное использование этих элементов и должно быть направлено внимание верстальщика, так как они обеспечивают наилучшие условия восприятия и пользования книгой.

Рис. 1
Рис. 1

При аккомодации глаза, благодаря толщине светочувствительного слоя сетчатки, особенно хорошо видны не одна точка, а целый их ряд — одна за другой. Линия, на которой лежат эти точки, называется аккомодационной линией. В процессе чтения этой линией является строка печатного текста. В соответствии с исследованиями чем длиннее строка, тем больше и более напряженно должны работать мышцы глаз, вследствие чего они быстрее утомляются.

Существует версия, что в XIX веке в Германии прогрессирующая близорукость во многих случаях была вызвана большой длиной строк в немецких книгах. Понятно, что при чтении длинных строк глаза у близоруких должны чаще и сильнее аккомодировать к середине строки, так как они больше приспособлены к ее краям (стоящим дальше середины).

Было изучено, строку какой длины нормальный глаз может прочесть совершенно свободно, без вращения головы в стороны, на нормальном расстоянии от книги — это строка в 60 см. Но поскольку продолжительная работа может совершаться при затрате не более 1/5-1/6 части той энергии, которой обладают мышцы глаза, то наибольшая длина строки может быть определена в 10-12 см.

Ясно, что условия для чтения, предполагающего более или менее длительную работу глаза, будут тем более благоприятными, чем короче строка (до известного предела, после которого чтение снова становится затруднительным вследствие необходимости в усиленной конвергенции — при перескакивании с одной строки на другую). Длина строки, при которой читать легче всего, равна 6 см.

Оптимальная длина строки была найдена интуитивно, и прежде всего этим воспользовалась ежедневная пресса. Никто не читает газету, как книгу: в газете читатель быстро ориентируется в новостях или статьях, и одним из вспомогательных средств, способствующих такому ознакомлению, служит именно длина строки.

Книга требует более вдумчивого и сосредоточенного чтения. При этом оптимальная длина строки — 8-10 см, причем 10 см можно считать максимально допустимой величиной. Эти нормы особенно важны для учебников начальной и средней школы, а также книг, рассчитанных на массового читателя.

Форматы с большей длиной строки должны иметь какое­то обоснование: например, буквари, которые набираются крупным шрифтом, не всегда рассматриваются начинающим читателем с обычного расстояния, зачастую строки читаются частями; исключаются переносы; бывает необходимо компоновать полосы с большим количеством рисунков, представляющих одно целое с текстом, и т.п.

Ряд других исследований показал, что длина строки находится в зависимости от величины шрифта. Некоторые исследователи утверждают, что нормальная ширина набора для каждого шрифта должна быть равна полуторной длине его алфавита. Отметим, что эта норма дает для русского алфавита больший размер строки, что видно из приводимых на рис. 1 русского и латинского алфавитов (33 и 26 знаков соответственно) при одной гарнитуре и при одинаковом абсолютном числе знаков (30 символов).

С длиной строки набора тесно связан размер полей, поскольку эти элементы взаимно дополняют друг друга. Строго разработанных правил относительно размера полей нет. Одни руководствуются рекомендациями авторитетных специалистов, другие — пропорциями золотого сечения, третьи делают поля на глаз. В любом случае надо помнить, что поля имеют оптическое и психофизиологическое значение.

Восприятие печатного текста основано на контрасте черного и белого. Значение одновременного контраста весьма велико. Прежде всего он компенсирует нечеткость образов на сетчатке, являющуюся следствием физиологических (природных) недостатков глаза. Поля усиливают облегчающий восприятие контраст. Черная поверхность на фоне белого кажется особенно черной. Насыщенность вообще нельзя получить с помощью объективного света, но только физиологически, путем контраста. Соответственно ощущение самого глубокого черного вызывается только сравнением с окружающим белым. Буквы, оттиснутые на белой бумаге, всегда кажутся черными, хотя отражаемый черным свет чрезвычайно варьируется по силе. В некоторых исследованиях отмечается, что черные буквы при ярком освещении могут отражать втрое больше света, чем белая бумага при обычном дневном освещении. И в том, и в другом случаях черное казалось максимально насыщенным из-за контраста с белым фоном бумаги. Целям контрастности в первую очередь также служат междустрочные и межсловные пространства, а затем — поля.

И этим роль полей не ограничивается. При длительном чтении в каждый момент времени глаз производит определенную работу, а следовательно, испытывает определенную степень утомления. Высшая степень утомления глаз — двоение строк, сливающийся текст, отсутствие отчетливых изображений.

Рис. 2
Рис. 2

Для того чтобы процесс чтения протекал в более благоприятных условиях, необходимо рядом с текстом иметь постоянный ритмический раздражитель, который должен как бы тонизировать (поддерживать на данном уровне) работу глаза. Этим раздражителем является белый цвет полей. Затрудненное чтение книг с малыми полями (или вовсе без них) объясняется, очевидно, тем, что недостает белого, заключающегося в междустрочных и межсловных пробелах.

Заметим, что производственники чисто интуитивно установили, что, например, справочные издания, словари и подобные им книги, пользование которыми обычно кратковременно, могут печататься с полями значительно меньшими, чем издания, рассчитанные на длительное чтение.

А теперь сюрприз! Если буквально трактовать мнение о том, что поля нужны для того, чтобы глаз имел возможность отдыхать, то с точки зрения физиологии именно белый цвет относится к раздражителям сетчатки. На черном цвете букв сетчатка глаза вообще не подвергается внешним раздражениям. Благодаря этому белый цвет полей, скорее, нейтрализует сетчатку от только что полученного зрительного восприятия данной строки для такого же отчетливого восприятия последующей строки. Это обстоятельство приобретает большое значение с точки зрения так называемых остаточных ощущений. Под остаточными ощущениями подразумеваются такие явления в наших органах чувств, которые обычно длятся дольше, чем раздражения. Сюда относятся остаточные изображения после зрительного напряжения, ощущения звуков, после того как источник звука умолк, и т.п.

Для того чтобы эти остаточные ощущения не мешали дальнейшему зрительному восприятию, чтобы прочитанная строка не стояла в глазах, необходим какой­то более сильный раздражитель, нейтрализатор полученного ощущения. Эти функции и выполняют поля книги.

По американским нормам для учебников, наружное поле должно иметь такую ширину, чтобы при чтении глаз не соскальзывал за пределы страницы. Что касается внутреннего поля, то основное требование сводится здесь к тому, чтобы край текста не круглился у корешка, иначе чтение затруднится.

Заметим, что в Европе в последнее время наблюдается тенденция к уменьшению полей. Имеются и чисто формалистские течения — книги без полей.

Высота книги

Отношение ширины книги к ее высоте не является величиной постоянной. Оно различно для разных форматов и колеблется в пределах 1,33-1,6, что отвечает принципам золотого сечения.

Если разделить основную массу книг на большие и малые форматы, то станет видно, что большие форматы (с более длинной строкой или с двухколонным набором) имеют тенденцию к укорочению пропорций, малые же, наоборот, — к удлинению.

Высота книги зависит физиологически и гигиенически от длины строки и абсолютного размера площади книги. Полоса широкая и вдобавок высокая была бы психологически слишком утомительной для чтения (рис. 2). Представьте себе книгу с полосой газетного формата…

При компактном заполнении обычный принцип подобия полосы и страницы вытесняется такими размерами полосы, при которых сумма верхних и нижних полей страницы задается несколько больше суммы боковых полей, дабы полоса набора могла быть расположена так, чтобы корешок был меньше головки, головка — меньше наружного поля, а наружное поле — меньше нижнего. При предельно компактном оформлении минимум требований сводится к тому, что корешок задается равным головке, а наружное поле — равным нижнему полю. Таким образом, удлиненные форматы дают возможность более рационально использовать бумагу.

Если представить себе два формата книг одинаковой ширины и с одинаковой шириной набора, но один из них будет длиннее, а другой короче, то при предельной компактности в обоих случаях (корешок равен головке, наружное поле — нижнему) в более коротком формате бумага будет использована менее рационально, ибо поля в нем займут относительно больший процент общей площади бумаги.

Рис. 3
Рис. 3

Толщина книги

Общие требования к толщине книги определяются удобством ее эксплуатации. Слишком толстая книга громоздка и быстрее изнашивается в корешке («разъезжается»), слишком тонкая, особенно большого формата, быстрее теряет вид — гнется, ломается. Тонкую книгу большого размера неудобно ставить на книжную полку (задвинуть между другими книгами), неудобно нести, такая книга, наконец, потребует большее количество материалов на переплет (картон, корешок, обложка).

Для каждого формата толщина книги может варьироваться в довольно широких пределах, что зависит как от типа издания (научная, детская книга, справочник и т.п.), так и от характера его использования.

Беллетристика допускает некоторое увеличение толщины книги ради удобства держания ее в руках при чтении и ради уменьшения абсолютного размера полосы, что благоприятствует чтению. Учебные пособия для вузов выпускаются относительно большого формата (70x90 1/16, 70x100 1/16, 84x108 1/16), поскольку ими пользуются за столом, не держат в руках, да и чуть увеличенный размер полосы не играет здесь столь существенной роли. Тогда как беллетристика, особенно приключенческая или научно-фантастическая, почти целиком прочитывается «в руках».

В каждом конкретном случае нужно представить, где и как книгой будут пользоваться. Например, путеводитель (рис. 3) должен быть небольшим и легким, его должно быть удобно носить в кармане, он не должен рваться и быстро изнашиваться. Конечно, иногда малообъемное издание может потребовать сравнительно большого формата, но это редкий случай.

Содержание произведения (без учета практических и иных соображений) обычно редко оказывает заметное влияние на формат.

Особенно большие форматы подарочных изданий объясняются отчасти тем, что эти книги сами по себе не имеют практического значения. Форматом в данном случае подчеркивается солидность.

Что касается абсолютной толщины книги, то здесь большое значение имеет вес бумаги, ее плотность и характер выделки (матовая, глянцевая).

Из прочих факторов, влияющих на выбор формата, перечислим следующие. Наличие большого количества коротких формул, приводимых с красной строки, в некоторых случаях может диктовать меньший формат ради меньшей потери места с боков. То же самое происходит при определенном размере рисунков, которые могут диктовать формат с учетом оборки или установки в разрез.

Часто на выбор того или иного формата могут оказывать влияние особые редакционные требования или технические условия в отношении формата иллюстраций.

В некоторых случаях применяется так называемый альбомный формат, который получается при повороте любого формата на 90°.

Необходимость в особой компактности может возникать в отношении книг, которые по своей сути требуют сжатого, убористого набора (справочники, энциклопедии и т.п.).

Среди способов по достижению компактности самыми элементарными являются уменьшенные поля, уменьшенный шрифт или междустрочное расстояние, отказ от колонтитулов, замена шмуцтитулов шапками, отказ от выходных листов, уменьшенные спуски, отказ от спусков вовсе, в некоторых случаях вместо спуска текст просто начинают с новой полосы.

При решении вопроса о междустрочном расстоянии надо быть особенно осторожным: считается более целесообразным отказаться от шрифтов с крупным очком, нежели от более или менее приемлемого междустрочного расстояния. Не следует забывать, что чем длиннее строка, тем больше должно быть междустрочное расстояние. Как только размер издания выходит за некоторые границы, при малом размере шрифта приходится переходить на двухколонный набор. Это особенно хорошо видно в журналах, в которых основная часть часто идет в одну колонку, а хвост — в две.

Еще один немаловажный момент: чем ниже качество бумаги (то есть она темная, «мусорная»), тем выше потребность в большом междустрочном расстоянии. Иначе текст и грязноватый фон бумаги сольются в одну нечитаемую кашу.

Кроме вышеупомянутого, компактность может быть достигнута благодаря следующим приемам:

  • особо компактная верстка рисунков: минимальные просветы между рисунками и текстом; оборка таких рисунков; врезка набора по возможности в максимальное число белых мест рисунка (ступенчатая оборка);
  • составление рисунков по ширине набора, на полную ширину полосы, а также уменьшенный масштаб рисунков, что при обилии рисунков может дать большую экономию;
  • оборка таблиц, выводов, вертикально вытянутых математических формул, структурных химических формул как графического материала (обобранные формулы во избежание нарушения порядка чтения могут потребовать подписей, нумерации со ссылками и т.п.);
  • компактная верстка заголовков — выключка заголовков, например, не в три строки, а в две;
  • совмещение рубрик — по возможности вынесение рубрик в поле. Набор форточек с уменьшенными отступами или вообще без них;
  • минимальная отбивка выводов, формул и т.п.;
  • верстка в две и более колонок выводов, стихов, оглавления; набор указателей в три и более колонок и т.п.;
  • помещение оглавления на обороте титула, в крайнем случае — на обложке; титул — шапкой на первой полосе; отсутствие титула вообще;
  • замена разрядки на курсив или другое компактное выделение;
  • набор подстрочных примечаний в подбор в случае, если они короткие и встречаются довольно часто. Набор коротких подстрочных примечаний в две колонки при одноколонном наборе текста;
  • размещение колонцифр внизу полосы (а не наверху), что дает возможность более экономно использовать страницу в силу того, что нижнее поле больше верхнего: воспринимаемая глазом вне прямоугольника полосы одинокая колонцифра идет полностью за счет нижнего поля. Колонцифра внизу предоставляет возможность максимально использовать верхнее поле;
  • минимальная отбивка колонцифры от текста;
  • в особых случаях — отказ от колонцифры вовсе (конечно, при малом количестве страниц);
  • простановка колонтитулов висячими, без линеек, что дает возможность задать лишнюю строку текста;
  • набор с уменьшенными межсловными пробелами. Масштабирование шрифта на 1-3%;
  • набор с уменьшенными абзацными отступами или вообще без них.

Иногда перед верстальщиком может стоять прямо противоположная цель — разгон книги. Это может потребоваться:
  • чтобы получить технически удобное число страниц (во избежание хвостов, приведение книги к кратному числу листов и пр.);
  • для обеспечения нужной цены;
  • когда из небольшого объема материала необходимо сделать книгу.

К элементарным приемам разгона можно отнести:
  • большие поля;
  • частые спусковые полосы (спуски могут составлять 3-4 строки текста);
  • шмуцтитулы, колонтитулы в линейках, крупные инициалы, большие отбивки рубрик и т.п.;
  • увеличение междустрочного интервала, но надо учитывать, что при мелком шрифте глазу будет трудно переходить от строки к строке;
  • применение пухлой бумаги.

Раньше также практиковали верстку с пробельными строками после каждого абзаца (нечто подобное можно встретить в веб­верстке).

Конечно же, надо учитывать, что при вгонке-разгонке должна быть соблюдена пропорциональность, так сказать, по всей линии. Например, неестественно будут выглядеть экономные поля при верстке с увеличенным междустрочным интервалом.

КомпьюАрт 2'2010

i-type.ru
end --›
  Copyright©1998-2010
Nikolay Dubina | Николай Дубина
реклама