.
i-Type.ru
.
размышления о дизайне и типографике    
.
.
• Начало
• Статьи
• Календарь
• Энциклопедия
• Реклама на сайте

.

Статьи
Шрифт в оформлении книги и другой печатной продукции. Часть I

Среди вопросов, связанных с оформлением печатной продукции, одним из важнейших, а может быть, самым важным является вопрос выбора шрифта.

Если дизайнер хочет правильно использовать шрифты в своей практической работе и избегать ошибок, он должен начать с изучения истории возникновения тех или иных видов шрифтов. Каждый шрифт является произведением искусства и имеет свои стилевые особенности. Буква обладает рядом пространственных и цветовых признаков и связана, независимо от своего условного значения, с определенным зрительным образом. Этот образ должен быть воплощен художником — дизайнером шрифта.

Стиль шрифта не есть нечто случайное, а обусловлен общим стилем изобразительного искусства той или иной эпохи. Между готическим шрифтом XV века и «эрбар-гротеском» XX века лежит огромная дистанция, для прохождения которой изобразительному искусству понадобилось пять столетий. А прежде чем сформировались графические формы, послужившие прообразом типографского шрифта, потребовалось не одно тысячелетие на создание шрифта как такового, то есть изобретение письменности.

Возникновение шрифтов и письменности

Древнейший язык человечества — язык жестов. «Человечество начало свое общение линейной, или ручной, речью, языком жестов и мимики, — пишет академик Н.Я. Марр. — Оно продолжило его звуковой речью, языком членораздельных звуков... Линейный язык вполне отвечал и качеству и уровню умственного развития человечества начальных эпох. Человечество тогда мыслило алогическим мышлением, без отвлеченных понятий, представлениями в образах… С развитием звуковой речи каждый звук получил самостоятельное бытие… в сознании человечества. Раньше, до возникновения и развития звуковой речи, представления о самостоятельном восприятии отдельных членораздельных звуков не было и не могло быть. Звуковая речь начинается не с выработки отдельных звуков, а с использования отдельных цельных комплексных звуков, впоследствии развившихся в звуковые комплексы из трех фонем, четырех элементов, сначала доводивших свою членораздельность лишь до нераздельного произношения трехзвучности согласного, гласного, согласного… Работе над осознанием звуков как самостоятельных величин предшествует работа над отличением гласного от согласного, усилением гласного и согласного путем удлинения… и ударения, или же повышения голоса, повторения целого звукового комплекса, т.е. путем явлений музыкального порядка…»

Эти явления музыкального порядка, как пишет академик Марр, возникли в коллективном трудовом процессе. Сложный путь развития прошла и письменность. Еще на заре своего развития человек стремился фиксировать проявления окружающей его действительности и свое отношение к ней. Вначале для этого служили различные предметы, связанные с тем или иным событием и напоминавшие о нем. Позже стали употреблять различные условные знаки в виде раковин, камешков, узелков, зарубок и т.д. С течением времени система сочетаний этих знаков уточнялась и усложнялась, превратившись в так называемое предметное письмо (узелковое, из раковин и т.п.).

Примитивная форма письменности — образно-картинное письмо (пиктография) — существовало еще у доисторического человека. Пиктография — это внеязыковая знаковая система, поскольку она напрямую выражает мысли, а не слова и предложения. Пиктограмма могла передавать лишь информацию о примитивных понятиях, например о реальных предметах или простейших явлениях. По мере развития культуры зрительный знак менялся в направлениях повышения условности начертания и создания символического выражения для отвлеченных понятий и сложных явлений. Из пиктограммы, приобретающей условное начертание и принимающей символическое (отвлеченное) значение, родилось идеографическое письмо.

Среди древнейших систем идеографического письма можно отметить египетские иероглифы, а также китайское письмо. Некоторые факты из истории отдельных идеографических систем письма (в частности, китайского) позволяют установить важное влияние на развитие пиктограммы в идеограмму так называемого языка жестов, применяемого у многих первобытных народов для межплеменного общения. Поскольку жест приобретает в этой форме общения отвлеченное значение и становится символом отвлеченного понятия, вполне очевидно, что здесь намечается путь для придания графическим знакам отвлеченных значений. Графическое изображение символического жеста становится изображением отвлеченного понятия, им выражаемого. Таким образом, наличие условных зрительных знаков одного типа (жестов) способствовало развитию простейших зрительных знаков другого типа (графических), приобретающих условные и отвлеченные начертания.

В египетских иероглифах видимые предметы обозначались соответствующими изображениями (кисть руки, рот, палец и т.д.) или символическими знаками (солнце, луна, царь и пр.). Для глаголов же употреблялись изображения близких существительных, например: две ноги — ходить, скипетр — властвовать, покидающая раковину улитка — выходить и т.п. В иероглифах один и тот же знак мог обозначать различные понятия, так как при письме учитывались только согласные буквы, гласные же буквы опускались. Поэтому изображение пальца (teb—tb) служило также для того, чтобы написать «сосуд» (taibe), «10 тыс.» (tba). Изображение рта (hro) обозначало также глагол «отдыхать» (here) и т.п.

Многие знаки, таким образом, с течением времени утеряли свое идеографическое значение и стали служить для передачи определенных слогов — так возникло слоговое (силлабическое) письмо. При дальнейшем развитии слоговое письмо постепенно превратилось в звуковое (фонетическое), в котором каждый знак обозначал определенный звук. Так, например, изображение цепи (ht) стало знаком для буквы «h», изображение змеи (zt) — для буквы «z» и т.д. При этом один и тот же звук можно было обозначать различными рисунками — лишь бы их названия начинались одной и той же буквой.

В Древнем Египте использование шрифта скоро стало необходимым и в практической жизни. Для этого не подходили тяжеловесные иероглифы, поэтому очень рано они стали упрощаться — так возник иератический шрифт (шрифт жрецов). Позже этот шрифт еще более упростился: многие знаки были сокращены или представлены в лигатурах, и в результате был создан демотический (народный) шрифт, употреблявшийся главным образом в письмах, счетах, актах и других документах. Наряду с фонетическим письмом древние египтяне сохраняли силлабическое и идеографическое письмо.

Наиболее важным для восточной культуры является финикийско-семитический шрифт. Предполагают, что это был первый звуковой шрифт на основе алфавита, состоящего примерно из 20 знаков. Его основные формы очень рано стали общим достоянием всех народов Ближнего Востока; он считается также корнем греческого и римского шрифтов. Создателями этого наиболее древнего алфавита являлись гиксосы — полукочевой прасемитический народ. Древние семиты, перенявшие письменность гиксосов и усовершенствовавшие ее, долгое время считались создателями алфавита. Финикияне, ведшие торговлю со многими странами, значительно улучшили древнесемитическую письменность, сделав ее исключительно фонетической. Сначала писали справа налево, затем попеременно через строку справа налево и слева направо. Позже восточные народы стали писать только справа налево.

Древнейший из европейских алфавитов — древнегреческий — встречается в надписях с VIII в. до н.э. Связь его с восточным письмом очевидна. Вместе с тем древнегреческое письмо представляет собой алфавит в полном смысле этого слова, так как в нем, в отличие от семитического, гласные буквы имеют обозначения наравне с согласными. Формы греческого алфавита передаются другим народам Европы, в том числе через этрусков латинянам (с VI в. до н.э.). Греческий и римский шрифты состояли вначале только из прописных букв.

Как было сказано выше, древнейшей формой письма считают пиктографическое письмо. Однако существует и теория, предполагающая самостоятельное развитие с древнейших времен как рисуночных, так и условных начертаний. Так, Данцель указывает, что более древними являются начертания, не дающие определенного рисунка, а представляющие результат нарочито воспроизводимых производственных движений (трение, зарубка и т.д.). Действительно, уже в доисторические времена наряду с рисуночным письмом встречаются и условные «буквообразные» начертания. В пользу этой теории говорят особенности переработки семитического алфавита греками, которые позволяют предположить, что греки имели еще какой-то образец буквенного письма или сами были знакомы с более древними буквенными знаками.

Рукописные шрифты

Изучая типографские шрифты первопечатных книг, можно видеть, что рукописный шрифт является их естественным и непосредственным предшественником.

Рукописные шрифты, послужившие в Европе основой для типографских шрифтов, в большинстве ведут начало от высеченного на Траяновой колонне римского шрифта, служившего для надписей на монументальных памятниках. Этот шрифт называется капитальным, то есть «большим», «главным». Его формы определяют основные формы букв, в частности прописных букв печатных шрифтов типа антиквы. Капитальный шрифт называют также «римский маюскул» (маюскул — шрифт, состоящий из прописных букв). Римский классический алфавит образовался к началу нашей эры и оставался неизменным примерно около 400 лет.

Техника работы на камне определяла некоторые стилевые особенности капитального шрифта, в частности характер засечек (как их называют в полиграфической практике). В древнейших римских шрифтах засечки делались без определенных правил, по большей части перпендикулярно к штриху. К I в. до н.э. засечки, за малыми исключениями, делаются или параллельно строке, или перпендикулярно к ней, благодаря чему особенно остро подчеркиваются горизонтальные границы строки. Засечки сохраняются и в рукописном шрифте.

Римский рукописный шрифт имеет те же истоки, что и шрифты на камне. В качестве книжного шрифта он принимает ту форму, которая носит у палеографов название rustica (деревенский). Шрифты этого типа сохранились только в памятниках от IV-V в. н.э., но возникли они гораздо раньше.


Рис. 1. Унциальный шрифт

Примерно к началу нашей эры появилась еще одна разновидность рукописного шрифта — это унциальный римский шрифт, имеющий закругленные формы (рис. 1). Закругленность форм объясняется применением в качестве инструмента для письма тростника или кисти, определивших характер букв. Унциальный шрифт полностью сформировался к началу IV в. н.э.

Капитальный шрифт, подобно античной архитектуре, представлен в гармонических формах, кажущаяся простота которых в действительности очень сложна. Мастера шрифта эпохи Ренессанса приложили позднее много стараний, чтобы при помощи математических построений создать шрифты, подобные капитальному.

В качестве шрифта, обычно применяемого в житейской практике (главным образом для коротких записей на восковых табличках), возник римский курсив, то есть «бегущий». В курсиве сглаженные, измененные для быстроты письма капитальные буквы были соединены одна с другой, вследствие чего часто они принимали наклонную форму.


Рис. 2. Полу-унциальный шрифт

С течением времени из соединения унциального шрифта с курсивом возник так называемый полу-унциальный шрифт (рис. 2), характерная особенность которого — верхние и нижние удлинения в некоторых буквах. Эти удлинения являются первой ступенью перехода к строчным буквам. Поэтому полуунциальный шрифт называется также «минускул» (минускул — шрифт, состоящий из строчных букв).


Рис. 3. Минускул

Ко времени Карла Великого (IX в.) возник каролингский минускул, который через столетие в основном имел уже формы, запечатленные позже в типографских шрифтах. На рис. 3 изображен минускул XI в., рисунок которого послужил образцом для шрифтов типа антиквы.

В XI и XII вв. из минускула постепенно развился шрифт нового типа — удлиненный, остроконечный, угловатый, названный готическим, или (в честь его создателей) монашеским. Он был распространен в Англии, Германии, Фландрии и Франции.

Наиболее завершенная форма готического шрифта, — так называемый миссаль-готический («миссали» — богослужебные книги католической церкви). Наряду с миссаль-готическим сохранился шрифт с более мягкими и округлыми буквами, именованный полуготическим, который использовался в Италии и Испании.

В XIII в. образовалась одна из форм наклонного готического шрифта — некоторый род курсива со сходящимися под острым углом штрихами. Этот шрифт употреблялся главным образом для документов, а позже из него выработался современный немецкий рукописный шрифт.

Римский унциальный шрифт обладал высокими художественными достоинствами. Превращение маюскула в минускул отчасти лишило шрифт ритмичности и силы, к которым снова начинает стремиться каролингский минускул. В шрифте, представляющем собой переходную ступень к готическому, это стремление возрастает: шрифт становится более сильным, расстояния между вертикальными штрихами — более равномерными, соотносящимся с насыщенностью самих штрихов. Характерный вид придают шрифту закругления.

В готическом шрифте мы находим в закономерно построенной и организованной форме те же стилевые признаки, что и в готическом искусстве. Готический шрифт представлял большие трудности для каллиграфа, поскольку трудно было добиться оптически равных промежутков между всеми вертикальными штрихами, а также правильного отношения этих промежутков к силе штрихов. Буквы m, o, n и т.п. могли быть равномерно написаны и поставлены одна возле другой. При асимметричных же и выступающих в одну сторону буквах, как r, t, c и т.д., пустоты нарушали закономерную параллельную решетку, образуемую основными штрихами всех букв. Чтобы выйти из положения, опытные писцы прибегали к сближению и соединению отдельных букв. Таким путем создались лигатуры, которые были традицией рукописного искусства в течение столетий и перешли позже в типографский шрифт.

Ко времени изобретения книгопечатания в рукописных шрифтах произошли некоторые перемены. В частности, для этого периода характерно частичное возвращение к каролингскому шрифту, что было вызвано, во-первых, появлением в эпоху Ренессанса огромного интереса к классическим текстам древности, в частности Рима. Во многих случаях такие манускрипты были написаны каролингским шрифтом, и при копировании текста писцы копировали также и характер шрифта. Новокаролингский, или гуманистический, шрифт, появившийся впервые во Флоренции в начале XV в., имеет округлые формы и является более совершенной разновидностью шрифта XI в.

Во-вторых, распространение новокаролингского шрифта было обусловлено также противоположностью культуры Ренессанса готике. Потребовалось немного лет, чтобы новокаролингский шрифт, или, как его называли, littera antiqua («древняя буква»), сделался общепризнанным шрифтом для манускриптов светского содержания. Существовало, как это имело место и в готическом шрифте, два рода антиквы: прямая и наклонная для быстрого письма.

Эти шрифты и явились прообразами наших шрифтов типа антиквы: прямых («романский») и курсива («италик»). В качестве прописных применялись буквы римского капитального шрифта, сохранившиеся позже в типографских антиквенных шрифтах.

Ко времени Гуттенберга в Европе было в употреблении около пяти основных рукописных шрифтов, которые делились на две группы — готические и гуманистические шрифты.

КомпьюАрт 6'2003

i-type.ru
end --›
  Copyright©1998-2010
Nikolay Dubina | Николай Дубина
реклама
Купить памятник на www.shmelevart.com.