.
i-Type.ru
.
размышления о дизайне и типографике    
.
.
• Начало
• Статьи
• Календарь
• Энциклопедия
• Реклама на сайте

.

Статьи
Шрифт в России от Петра до наших дней. Часть 3

Большое влияние на развитие русской науки и культуры оказала деятельность Московского университета, основанного в 1755 году по инициативе М.В.Ломоносова. При университете работала одна из крупнейших в России типографий второй половины XVIII века.

Из истории типографии Московского университета

До середины XVIII века в Москве была только одна типография — Печатный двор. 26 апреля 1756 года по настоянию М.В.Ломоносова и при поддержке куратора Московского университета графа И.И.Шувалова при университете была открыта типография, которая стала играть ведущую роль в развитии издательского и типографского дела в России. Основная часть оборудования была приобретена в типографии Академии наук. Первым директором типографии Московского университета стал известный писатель и ученый М.М.Херасков.

С момента создания и вплоть до конца XVIII века типография университета выпустила более 2100 книжных изданий (типография Академии наук издала за это же время около 1400 названий). В первую очередь в типографии университета печатались труды университетских ученых. Но не были забыты и важнейшие произведения мировой науки, художественной и философской литературы.

Исходя из ассортимента изданий, выпущенных типографией Московского университета в XVIII веке, ее деятельность обычно разделяют на три периода.

В первый период (1756-1779) было отпечатано около тысячи изданий. К основным из них можно отнести газету «Московские ведомости», литературные журналы, произведения латинских и греческих классиков, труды ученых и диссертации. Также издавались учебники, популярные книги, литературно-художественные произведения, в том числе М.М.Хераскова, Д.И.Фонвизина, И.Ф.Богдановича. В 1772 году типография начала печатать ноты, а в 1777 году вышла в свет турецкая грамматика, набранная арабским шрифтом.

Второй период деятельности типографии связан с именем выдающегося русского издателя-просветителя Николая Ивановича Новикова, который арендовал типографию университета с 1779-го по 1789 год. В это время выпускались книги, рассчитанные на самый широкий круг читателей.

Необыкновенно широкая по размаху деятельность Новикова сыграла огромную роль в развитии частного книгоиздания в России. В 1779 году, переехав в Москву, он получил в аренду на 10 лет университетскую типографию с книжной лавкой и газету «Московские ведомости». Типографию он улучшил до неузнаваемости, а тираж «Московских ведомостей» поднял с 600 до 4000 экземпляров.

Среди книг, выпущенных Новиковым в Москве, есть и философские труды, и различные руководства учебного характера, и художественная литература. Также он издавал популярнейшие в то время домашние библиотеки (городскую и деревенскую) и периодические издания: упоминавшуюся уже газету «Московские ведомости», журналы «Утренний свет», «Московское издание», «Вечерняя заря», «Покоящийся трудолюбец» и др. Примерно две трети своих изданий (около 800) Новиков напечатал именно в арендованной им типографии Московского университета.

К третьему периоду деятельности типографии (1789-1800) можно отнести издания, выпущенные ее последующими арендаторами: до августа 1789 года — A.Светушкиным, до конца 1793 года — В.Окороковым, с 1794-го — Христианом Ридигером и Христофором Клаудием. В это время в типографии издавались произведения Н.М.Карамзина, Г.Р.Державина, B.А.Жуковского, Д.Дидро.

Для широкой издательской деятельности типографии университета уже с самого ее открытия необходимо было иметь свою словолитню, которая и была создана в мае 1757 года.

В 1758 году словолитня получила матрицы и инструменты, которые привез из Кенигсберга приглашенный на службу литейщик Иоганн Венцель Таблиц. С 1758 года он значился словолитным мастером, а затем долгое время был «над пунсонную инспектор». В словолитне готовили собственных учеников, которые получали более высокое жалованье, чем ученики типографии.

Шрифты типографии Московского университета

В начале своей деятельности университетская типография получала русские шрифты из типографии Академии наук, а иностранные — от известного словолитного заведения Брейткопфа в Лейпциге, а также из Англии. Последние по неизвестным причинам «в употребление не годились».


Рис. 1. Страница из книги образцов шрифтов университетской типографии 1761 года

То, что русские шрифты частично изготавливались в словолитне при университете, подтверждается их образцами, выпущенными в университетской типографии в 1761 году (рис. 1). К этому времени здесь имелись петербургские шрифты (то есть типографии Академии наук), в том числе титульные: клейне канон, доппель миттель, доппель цицеро; текстовые: парагон антиква с курсивом, миттель антиква с курсивом, гробе цицеро антиква, цицеро антиква с курсивом и боргес антиква. Из шрифтов, отлитых в типографии Московского университета, были миттель антиква с курсивом, цицеро антиква, корпус антиква с курсивом. Если внимательно осмотреть перечисленные шрифты, то можно заметить, что московские литеры были сделаны по образцу академических, но все-таки немного уступали им по качеству рисунка.

Кроме шрифтов, в образцах 1761 года присутствуют инициалы. Поскольку аналогичные инициалы встречаются в академических изданиях, они явно петербургской нарезки и отливки. Образцы представлены на фоне цветочного и растительного орнамента, очень характерного для старопечатной и петровской книги.

Уже в начале 60-х годов словолитня типографии Московского университета снабжала другие типографии не только русскими, но также готическими и латинскими литерами. Например, в письме куратора университета В.Е.Адаурова директору типографии М.М.Хераскову от 3 февраля 1765 года содержится требование для вновь организуемой типографии при Артиллерийском инженерном шляхетском корпусе «литер российских, немецких и латинских... изготовить лучшему словолитному мастеру И.В.Таблицу».


Рис. 2. Буквы гражданского шрифта XVIII века: начала (1-й ряд), середины (2-й ряд) и конца века (3-й ряд)

Рисунок шрифта, появившегося в 60-х годах, близок к шрифтам старого стиля (рис. 2). Это характерно для московских изданий, особенно конца XVIII века, хотя отмечается и в петербургских. В Петербурге довольно долгое время применялись титульные шрифты типа гравированных шрифтов середины XVIII века. В типографии Академии наук в конце XVIII века шрифтом старого стиля типа гробе цицеро были набраны многие издания, в том числе и периодические, например «Зрелище природы и художеств» (1784).

В 60-х годах шрифты типографии Московского университета по рисунку были мало похожи на шрифты типографии Академии наук. Начиная с 80-х годов отдельные варианты шрифтов университетской типографии приобрели своеобразный характер, резко отличающий их от шрифтов Академии наук. Все это привело к тому, что в России с конца XVIII века установилось два типа шрифтов: петербургский и московский.

Судя по титульным листам середины 70-х годов в типографии университета появились новые не только текстовые, но и титульные шрифты. Очень характерен титульный лист «Диплома на княжеское священныя Римския империи достоинство... Александру Даниловичу Меншикову» (1774). Он содержит шрифты всевозможных размеров, имевших распространение в это время (от большого канона до корпуса).

Русские и латинские шрифты в типографии университета разрабатывались независимо друг от друга. Об этом свидетельствует рисунок шрифтов латинского начертания на контртитуле. Наиболее показательны в этом отношении засечки, которые ближе по рисунку к шрифтам петровского периода. Совсем в другой манере построены также сходные с русскими начертаниями буквы «е», «к», «м» и «т».

Можно отметить следующие отличия московских титульных шрифтов от петербургских:
• меньший контраст между основными и соединительными штрихами;
• более строгое начертание контура букв;
• более строгое построение буквы «к»;
• уменьшение размера треугольных окончаний в буквах «е», «т» и «д».

Обращает на себя внимание орнаментальная наборная рама на титульном листе «Диплома», которая состоит из растительных мотивов и в графическом плане решена в одном стиле со шрифтом. Точно такая же наборная рама встречается на титульных листах некоторых других изданий этого времени, где она хорошо сочетается с декоративным, выполненным в том же стиле наборным шрифтом. Так, например, оформлено слово «ворожея» на титульном листе музыкального произведения Н.И.Керцелли «Увертюра с песнями из интермедии, называемой “Деревенская ворожея”» (1778).

Получается, что живописные тенденции, определившиеся в гравюрах И.А.Соколова и его школы, уже в 60-х годах сменились графическими изображениями. Это видно как в книжных иллюстрациях и орнаментах, так и (с 80-х годов) в типографских шрифтах, особенно в московских.


Рис. 3. Титульный лист книги «Букварь для употребления российского юношества», изданной Н.И.Новиковым в 1780 году

В период с 1780-го по 1789 год, то есть в то время, когда арендатором типографии университета был еще Н.И.Новиков, издания часто набирались шрифтами типографии Академии наук. Это видно по букварю, изданному Новиковым в 1780 году (рис. 3). Строгий по оформлению титул хорошо гармонирует с реалистично выполненными украшениями — виньеткой на титуле и заставкой в тексте. Большинство других изданий Новикова в конце 80-х годов набиралось шрифтами нового рисунка типографии Академии наук (1788), которые были более удобными для пользования и в композиционном отношении соответствовали строгому характеру оформления.


Рис. 4. Титул книги «Образцы литер, находящихся в типографии Московского университета» 1796 года

Практически весь ассортимент шрифтов типографии Московского университета конца XVIII века можно увидеть в отдельных изданиях и в «образцах», выпущенных арендаторами Ридигером и Клаудием в 1796 году (рис. 4).

Так, титульные шрифты в образцах 1796 года представлены от самого большого размера — гробе миссаль — до малого канона. По рисунку эти шрифты сходны с описанными выше образцами титульного листа «Диплома…». Интересен орнаментированный шрифт двойная терция, напоминающий по рисунку орнаментированные шрифты французского словолитчика П.С.Фурнье-младшего.

Текстовые шрифты из образцов 1796 года по рисунку можно разделить на три группы. К первой группе можно отнести шрифты, сделанные по академическому образцу, — вышеупомянутый гробе цицеро и терция прямая.

Во вторую группу входят шрифты, являющиеся модификацией академических образцов,— терция прямая, прямой миттель на терцию, длинный большой миттель, длинное цицеро и др.

При сравнении шрифтов первой и второй групп с академическими образцами можно отметить лучшее качество нарезки петербургских шрифтов. К числу недостатков нарезки университетских шрифтов следует отнести неравномерные апроши. Это особенно заметно в буквах «у» и «д», где пробел между диагональными штрихами слишком велик.

Третью группу составляет новый тип текстового шрифта так называемого круглого начертания, ставшего прототипом московского рисунка начала XIX века. Если новые, более строгие рисунки шрифтов, показанные в образцах типографии Академии наук 1788 года, являлись модификацией старых рисунков, то шрифты третьей группы типографии Московского университета были построены по-новому.

Круглый шрифт в образцах 1796-года представлен четырьмя размерами: миттель, малый миттель, цицеро и корпус. В этом рисунке обнаруживаются новые черты графики русского шрифта. Если раньше русские шрифты строились независимо от латинского, то новые шрифты типографии Московского университета явились, видимо, первыми образцами, которые были изготовлены совместно с образцами латинской антиквы конца XVIII века. Поэтому отдельные начертания букв в новом шрифте (как, например, «о», «а», «с», «е») делались одновременно как для русского, так и для латинского алфавита.

Буквы нового шрифта приближаются в своем построении к квадрату, а округлые элементы — к кругу. Кроме того, начертания отдельных букв постепенно освобождаются от архаизмов XVIII века. Буква «з», например, становится круглой и более симметричной. Особое построение характерно для букв «ж» и «к», у которых верхние дуги обрезаны подобно нижним. Один из главных признаков круглого шрифта — удлиненные по вертикали «хвосты» вместо завитков в буквах «д», «ц», «щ».

Шрифты нового рисунка типографии Московского университета стали широко применяться в конце XVIII-века, а особенно — в начале XIX века как в государственных, так и в частных типографиях.

Издания и шрифты


Рис. 5. Титульный лист книги М.В.Ломоносова «Собрание разных сочинений в стихах и в прозе» 1757 года

Одним из первых изданий, вышедших в типографии Московского университета, стало «Собрание разных сочинений в стихах и в прозе» М.В.Ломоносова (рис. 5). Изданная в 1757 году (через год после открытия типографии) книга отпечатана шрифтом, заимствованным из типографии Академии наук,— текст набран миттель антиквой.

В оформлении собрания сочинений М.В.Ломоносова не прослеживается единый стиль: в книге соединены случайные по исполнению заставки и инициалы в виде украшений. Правда, подобное применение в одном издании различных по стилю наборных элементов типично для многих книг, выпущенных типографией Московского университета в XVIII веке.

В 50-60-х годах текст большинства изданий набирался миттель антиквой (шрифтом, созданным еще в 30-е годы), а сопутствующие украшения, независимо от типа издания, состояли либо из пышных декоративных элементов, либо из легкой наборной орнаментики типа Фурнье. К книгам, оформленным подобным образом, относятся, например, «Логика» Ф.X.Баумейстера (1760), «Торжествующая Минерва» Г.Анджолини (1768), «Теоретическая и практическая арифметика» Д.С.Аничкова (1764).


Рис. 6. Начальная страница книги М.М.Хераскова «Нума, или Процветающий Рим» 1768 года

Легкий стиль оформления использовался в некоторых изданиях художественной литературы, которые набирались шрифтами типа гробе цицеро университетской нарезки. В них есть инициалы, изображенные в виде раковин, орнаментальные заставки, состоящие из цветочных мотивов (рис. 6). В этом стиле оформлены книга М.М.Хераскова «Нума, или Процветающий Рим» (1768) и «Собрание 4291 древних российских пословиц» (1770).

В конце XVIII века книги получили более строгое шрифтовое оформление, связанное с проникновением в изобразительное искусство классицизма. Это хорошо прослеживается при сравнении оформления двух изданий книги «Душинькины похождения» И.Ф.Богдановича, вышедших в типографии Московского университета в 1778-м и 1799 году. Если текст первого издания набран шрифтом типа гробе цицеро с легкой заставкой, то второе издание отпечатано шрифтом миттель более строгого рисунка, заимствованным из типографии Академии наук. Вполне гармонирует со шрифтом заставка в античном стиле. Шрифтом типографии Академии наук и шрифтами круглого рисунка набирались различные издания, вышедшие в типографии Московского университета в конце XVIII века.


Рис. 7. Титульный лист книги «Деяния Петра Великого…» 1788 года

Простота и строгость шрифтового оформления книги характерны для изданий типографии Московского университета того периода, когда арендатором ее был Н.И.Новиков (рис. 7).

Периодические издания, которые при Новикове получили уже сравнительно широкое распространение, набирались, как правило, теми же шрифтами, что и книги.

Сразу же после открытия типографии Московского университета стала выходить газета «Московские ведомости». До 1779 года эта газета так же, как «Санкт-Петербургские ведомости», носила характер официального правительственного органа. С 1 мая 1779 года «Московские ведомости» переходят к Новикову, целью которого было просвещать читающую публику, столичную и провинциальную. Газета становится содержательнее: появляются отделы «Провинциальная жизнь», «Библиографический», «О новых книгах» и ряд приложений к газете. С увеличением объема газеты повышается и ее тираж: к 1789 году он достигает уже 4000 экземпляров.

Интересно сопоставить оформление московских и санкт-петербургских «Ведомостей» в период с 1756-го по 1800 год. Оформление и объем газет начинают меняться с 1779 года. Увеличивается формат «Московских ведомостей», объем газеты доходит до 16 полос. Под влиянием, видимо, «Московских ведомостей» несколько увеличивается формат и «Санкт-Петербургских ведомостей», а их объем достигает 12 полос. Однако наиболее существенные изменения в оформлении обеих газет происходят начиная с 1784 года: формат «Московских ведомостей» доходит до 212x264 мм (больше современного формата 84x108/16), а «Санкт-Петербургских ведомостей» — до 192x238 мм (приблизительно как современный 70x108/16). Обе газеты начинают верстаться в две колонки. С 1788 года «Санкт-Петербургские ведомости» набираются новым шрифтом гробе цицеро (по образцам 1788 года), а «Московские ведомости» с конца XVIII века — новыми шрифтами круглого рисунка. В 1789 году формат «Московских ведомостей» еще больше увеличивается, а «Санкт-Петербургских ведомостей» — несколько уменьшается. До 1800 года формат и объем «Московских ведомостей» постепенно увеличиваются, а у петербургской газеты остаются прежними.

К 1800 году шрифтовое оформление различных по назначению и содержанию текстов «Московских ведомостей» становится все более разнообразным. Все эти изменения являются заслугой Н.И.Новикова, который сделал газету «Московские ведомости» доступной широкому кругу читателей.

В 1783 году вышел указ Екатерины II, разрешающий открывать частным лицам типографии. После этого в самые короткие сроки, кроме государственных, появилось около 40 частных типографий, в которых использовались в основном шрифты типографий Санкт-Петербургской Академии наук и Московского университета, о которых пойдет речь в следующих номерах журнала.

Литература
1. Мельникова Н.Н. Издания, напечатанные в типографии Московского университета XVIII в.
2. Снегирев М.И. Очерк истории типографии Московского университета с 1755 по 1812 гг.
3. Шицгал А.Г. Русский типографский шрифт. Вопросы истории и практика применения.

КомпьюАрт 1'2005

i-type.ru
end --›
  Copyright©1998-2010
Nikolay Dubina | Николай Дубина
реклама
http://www.sssamara.ru/ - цена на тротуарную плитку Самара.