.
i-Type.ru
.
размышления о дизайне и типографике    
.
.
• Начало
• Статьи
• Календарь
• Энциклопедия
• Реклама на сайте

.

Статьи
Гравюра в полиграфии. Часть I

Давайте перестанем заблуждаться: Гутенберг считается изобретателем книгопечатания весьма условно. Он, конечно, открыл способ механического набора текста, но печатание — как технология переноса текстовой и изобразительной информации со специально изготовленного носителя (формы) на запечатываемый материал — было изобретено задолго до него. Самые древние дошедшие до нас оттиски относятся к IV тыс. до н.э. В XII-XIV веках появилась дешевая бумага и стал расти спрос на книги. В это же время были созданы ремесленные цеха, которые положили начало промышленному производству книг. При изготовлении книг начали использовать гравюры на деревянных, металлических, шиферных досках. На какой основе была создана техника для печатания, пока неясно. Возможно, это был результат усовершенствования штампов, при помощи которых писцы оттискивали инициалы в рукописных книгах. Вероятно также проникновение искусства гравюры с Востока в период крестовых походов; через армян, основавших большую колонию в Голландии; из Малой Азии и Египта через важнейший европейский торговый порт эпохи Венецию. В пользу последней версии свидетельствуют хранящиеся в музее города Нюрнберга деревянные доски V-VI веков, служившие в то время обитателям долины Нила — коптам — для тиснения красками на материи (рис. 1). В Австрийском государственном музее в Вене находится несколько образцов магометанских молитв, напечатанных с деревянных досок арабами в X веке и найденных при раскопках в египетском городе Арсиное.


Рис. 1. Древний штамп для тиснения красками на материи

В 1437 году итальянец Ченнино Ченнини написал «Книгу об искусстве и притом о живописи», где он говорит, между прочим, что грушевое и ореховое дерево служило для вырезания форм, при помощи которых печатали на материях. Но в XV веке уже широко было развито печатание с деревянных и металлических досок книг, картин и игральных карт. Это новое искусство распространялось по городам и монастырям Италии, Германии, Франции и быстро совершенствовалось.

11 октября 1441 года в Венеции был издан декрет следующего содержания: «Принимая во внимание то обстоятельство, что искусство и тайна производства карт и картин путем печатания, до сих пор практиковавшегося в Венеции, ныне совершенно приходит в упадок по причине того, что множество подобных произведений печати привозится в Венецию извне; принимая во внимание далее, что необходимо найти против этого средство, чтобы художники, которые избрали себе это призвание и которые ныне не могут прокормить свои семейства, имели защиту против чужих, — приказываем мы в соответствии с просьбами потерпевших, чтобы отныне было запрещено ввозить в наш город продукты этого нового искусства, будь они напечатаны или нарисованы на материи или бумаге, будь это изображения святых, игральные карты или другие произведения этого искусства, сделанные при помощи кисти или путем печатания».

Из этого декрета, весьма ценного для истории книгопечатания, можно сделать такие выводы:

  • способу печати изображений на бумаге сопутствует способ печати на материях, заимствованный, вероятно, от текстильщиков, набивавших узоры на материях для платья;
  • в Венеции развивалось именно производство картин и карт, которые печатались также и в других странах, причем для Венеции 1441 года этот способ печатания был новым.

Самые старые дошедшие до нас печатные книги были созданы в Голландии и в соседних с ней странах и датируются концом XIV — началом XV века. Крупным центром изготовления печатной продукции был голландский город Гаарлем. Возможно, что печатание с гравированных досок начали практиковать примерно в одно время в Голландии и в Венеции, откуда в течение сравнительно короткого периода оно распространилось в Германию, Францию и Италию.

Печатную продукцию того времени можно разделить на три группы:

  • игральные карты;
  • иконы, изображения святых;
  • книги.


Рис. 2. Оттиск игральных карт. 1400 г.

Игральные карты (рис. 2) были привезены в Европу с Востока, вероятно, крестоносцами. Первое документальное известие о картах в Европе относится к 1379 году. Печатание карт было очень выгодным, поскольку спрос на них был велик, а гравировать доски было не очень сложно — текста карты не содержат.

После крестовых походов в Европе появились странствующие монахи-торговцы, продававшие нарисованные на листах бумаги или полотнищах изображения святых. Постепенно рисунки от руки уступали место печатным изображениям. Сначала печатали только изображения, а текст писали от руки — такого рода эстампы именуются хироксило-графическими, затем стали вырезать и изображение и текст. Иногда печатали черной типографской краской, иногда — бистром (темно-бурой краской), иногда — в две краски: рисунок — бистром, а текст — типографской краской. В Германии древнейшей датированной гравюрой, отпечатанной на бумаге с деревянной доски, является гравюра 1423 года, изображающая св. Христофора из Буксгейма; она исполнена очерковым способом, то есть с упрощенной передачей всех тонов при помощи основных линий (рис. 3).


Рис. 3. Святой Христофор. 1423 г.

В Брюсселе хранится найденная еще в середине XIX века очерковая гравюра бистром, изображающая Деву Марию с Иисусом на руках и со святыми Доротеей, Екатериной, Варварой и Бригиттой. На этой гравюре, называемой «Брюссельская Дева», указан 1418 год. Второй экземпляр «Брюссельской Девы» найден в библиотеке швейцарского города Сан-Галлена.

Следует отметить, что гравюр догутенберговского периода очень мало, а их датировка вызывает споры, так как в большинстве случаев на них не указывались ни год издания, ни имена гравера и ни печатника, поскольку их стремились выдавать за сделанные от руки. К тому же с ранее изготовленных досок оттиски могли отпечатать много лет спустя.

Особенно редки гравюры, напечатанные на ткани. Известный немецкий исследователь гравюр В.Шрейбер описывает только одну такую гравюру и относит ее к концу XV века. Эта гравюра, напечатанная серебром на тонкой зеленой материи, хранится в частной коллекции в Данциге и изображает Святую Деву из Лорето; лица на этой гравюре не отпечатаны, а нарисованы черной краской; одежда отпечатана с доски, но иллюминована от руки. Раскраска ксилографических гравюр — обычное для того времени явление, ибо в таком виде они легче сходили за исполненные от руки и охотнее покупались.

Называть все гравюры того периода ксилографическими, то есть напечатанными с деревянных досок, не совсем верно, поскольку клише изготавливались также из металла. Правда, металлических клише было гораздо меньше, чем деревянных, но вследствие одинаковой техники резьбы определить, из какого материала было сделано клише, практически невозможно.

Производство гравюр от производства книг отделяет только один шаг. Вероятно, в области изготовления книг эволюция шла по тому же пути, что и в печатании гравюр: сначала на доске вырезался только рисунок, а текст от руки вписывался на листы с типографскими оттисками гравюр; затем перешли к вырезанию на доске и текста, поясняющего рисунок; в дальнейшем стали вырезать на досках только текст, без иллюстраций.

Таким образом, все ксилографические книги делятся на две группы: с иллюстрациями и без иллюстраций. Первая группа, в свою очередь, делится на две подгруппы: на книги хироксилографические — с текстом, вписанным на листах, и с рисунками от руки и на книги ксилографические — где текст, как и рисунки, отпечатан.

До нашего времени дошло очень немного образцов ксилографических книг, поскольку они были дешевле рукописных книг, хранившихся вследствие своей дороговизны весьма бережно. п родавались они странствующими монахами и другими торговцами, а приобретались людьми, не имевшими библиотек. п ри чтении такие книги постепенно изнашивались, ветшали и уничтожались, но по сохранившимся образцам (зачастую обрывкам) можно судить о том, что наиболее распространены были следующие издания, выполненные ксилографическим способом:

  • «Biblia pauperum» («Библия бедных») — несколько десятков листов с текстами из Ветхого и Нового Заветов, на каждом листе отпечатано несколько рисунков; название, вероятно, обусловлено дешевизной издания, доступного и небогатым людям; обычно имеет 34-40 листов;
  • «Speculum humanae salvationis» («Зеркало человеческого спасения») — с гравюрами, изображающими грехопадение Адама и Евы, а также некоторые сцены из Нового Завета, относящиеся к спасению души;
  • «Vita et passio Jesu Christi» («Жизнь и страсти Христа»); обычно содержит до 98 листов;
  • «Historia sancti Iohannis Evangelistae ejusque visiones apocalypticae» («Изображения видений евангелиста Иоанна, рассказанных в “Апокалипсисе”».

Эти, а также некоторые другие бывшие в меньшем ходу книги представляют собой главным образом собрания рисунков без текста или с краткими подписями.


Рис. 4. Из ксилографического издания «Искусство умирать». Первая половина XV века

Более подходят под современное понятие книги следующие издания:
  • «Ars moriendi» («Искусство умирать») — сочинение краковского епископа Матвея, в котором описана борьба за душу грешника у его смертного одра между ангелом и дьяволом. Здесь рисунки отделены от текста. На двух первых листах напечатано предисловие, затем на 11 страницах следуют изображения разных эпизодов борьбы ангела и дьявола, причем соответствующий текст расположен на 11 соседних с рисунками страницах (рис. 4);
  • «Ars memorandi notabilis per figuras Evangelistarum», обычно именуемая «Ars memorandi», — наглядное пособие для запоминания отдельных мест Нового Завета, причем на соседних с рисунками листах отпечатан текст из Евангелия.

И третья группа — книги, содержащие только текст. Прежде всего это «De octo partibus orationis» («О восьми частях речи»), — краткая латинская грамматика в 30-40 страниц, написанная римским ученым IV века, учителем блаженного Иеронима, Элием Донатом. Она имела столь широкое распространение в школах того времени, что слова «Донат» и «латинская грамматика» стали синонимами. Конечно, издание такого учебника сулило значительные доходы. К этой же категории относятся грамматика в стихах «Doctrinale» Александра Галла и календари с перечнями святых по дням года и с астрономическими сведениями о движении планет и пр.


Рис. 5. Вырезание гравюры на дереве

Техника изготовления этих первых произведений печатного станка такова: бралась прямоугольная пластинка из твердого дерева (ореха, груши, пальмы и др.) толщиной около 2 см, плоскость которой представляла собой продольный срез древесины (рис. 5). После тщательной шлифовки и проверки правильности плоскости рисовалась или наклеивалась нарисованная на бумаге картина и текст; в первое время все это рисовали грубыми штрихами, а потом техника улучшилась, а рисунки стали тоньше и изящнее. Затем дерево удаляли ножом с будущих пробельных элементов, в результате чего получался выпуклый, лежащий в одной плоскости рисунок, который оставалось покрыть краской — смесью сажи с растительными маслами, предпочтительно с быстросохнущей олифой. Краска накладывалась при помощи тампона, сделанного из кожи или из прочной и плотной материи и набитого шерстью, волосом и пр. На покрытую краской поверхность клали влажный (чтобы краска лучше приставала) лист бумаги и притискивали его к намазанному краской оригиналу (клише). Потом лист осторожно снимали и вешали сушиться. Цикл повторялся до тех пор, пока клише не изнашивалось до конца.

Вначале техника печати была настолько несовершенна, что листы бумаги с обратной стороны загрязнялись при оттискивании, поэтому приходилось печатать только на одной стороне листа. в результате после сшивания книги одна страница была с печатью, а другая — чистая. Иногда листы склеивали между собой чистыми сторонами. В дальнейшем научились печатать более аккуратно — стали использовать предохраняющую оттиски от загрязнения бумагу или материю, и тогда ксилографические клише начали оттискивать с обеих сторон листа. Книги, в которых листы запечатаны с одной стороны, называются анопистографическими, а те, в которых листы запечатаны с обеих сторон, — опистографическими.

Техника печати с металлических клише с выпуклым рисунком мало чем отличалась от техники печати с деревянных досок. Металлические (медные) доски брались более тонкие, чем деревянные, а режущий инструмент был еще более твердым и острым. После изготовления клише печатание выполняли тем же способом.

Дата создания первой ксилографической книги неизвестна, но скорее всего, это искусство возникло в первой четверти XV века и развивалось во второй его четверти 1425-1450 годы.

Изготовлением ксилографических книг первыми занялись, вероятно, монастыри северо-западной Европы (Голландия и близкие к ней города Франции и Германии) — по крайней мере именно оттуда происходит большинство сохранившихся книг этого периода, напечатанных с досок.

Наиболее активными распространителями новых, «чудесным способом напечатанных» книг были «Братства общей жизни» — полурелигиозные, полуторговые общины, которые имели отделения в ряде городов и монастырских поселений Голландии и Германии (Аугсбург, Любек, Франкфурт-на-Майне, Нюрнберг, Кельн) и посылали агентов по северной и центральной части Европы. Затем инициатива постепенно перешла к печатникам, обладавшим достаточным капиталом или кредитом, чтобы перевести производство книг на коммерческие рельсы. Появилась конкуренция между отдельными мастерскими, стал совершенствоваться способ печатания книг, ибо спрос был велик, а дешевизна нового товара привлекала все новых и новых покупателей (рис. 5).

Какими же должны были быть усовершенствования? Естественно, нужно было увеличить скорость изготовления книг и сделать их дешевле. Наиболее актуальной задачей было изобретение способа набора текста, что и сделал Гутенберг.

К концу XV века возможности обрезной гравюры на дереве уже не удовлетворяли художников, и ей на смену пришла гравюра на меди. Известный историк искусства того времени Вазарий в своей книге «Le vite de piu excellenti pittori, scultori, ed architetti...», вышедшей в 1550 году, рассказал, что гравюра на меди была изобретена итальянскими ювелирами, изготовлявшими ниелли — ювелирные изделия с чернетью, которой набивались углубления в виде линий, точек и пр., составляющих черные узоры на блестящей поверхности металла. Вазарий сообщает, будто бы один ниеллятор из Флоренции, Мазо Финигуэрра, около 1460 года однажды готовил таким образом ниелль, а какая-то женщина положила в это время только что выстиранное белье на стол, где находилась ниелль, и — чудо! — еще не высохшая чернеть с ниелли перешла на белье и отпечаталась там в виде картинки. Финигуэрра повторил опыт, затем попробовал сделать оттиски на бумаге, и таким образом была изобретена углубленная гравюра на меди.


Рис. 6. Отдельные моменты гравирования на меди

Эта история описывает технику изготовления гравюры на меди. Для изготовления клише на тонкой медной пластинке, гладкой и хорошо отполированной грабштихелем (бюренем) — инструментом из стали со срезанным наискось острым концом — или иглой режется рисунок. Чтобы легче было работать, гравер обычно покрывает медную доску сажей — тогда вырезаемые им линии отчетливо выделяются на темной поверхности пластины (рис. 6 и 7). Затем гравированную пластину очищают от сажи, а вырезанные углубленные линии заполняют краской. Далее на особом станке к пластине прижимают лист бумаги, и получается пробный оттиск (эстамп) гравюры. После этого гравер исправляет обнаруженные недочеты и снова делает пробный оттиск и до тех пор, пока он не будет удовлетворен своей работой. Печать требует очень высокого давления, а кроме того, краску необходимо тщательно удалять с пробельных элементов формы.


Рис. 7. Гравюра на меди резцом. Слева: на доске, покрытой сажей, проступают светлые прорези, сделанные резцом; справа: отпечаток с готовой доски

Иногда граверы на пробных оттисках где-нибудь сбоку гравюры вырезали «ремарки» — маленькие рисунки. Собиратели гравюр и библиофилы усердно ищут пробные оттиски, так как по ним можно проследить процесс работы гравера — очень трудный, требующий и опыта, и твердой руки, и верного глаза, так как малейшее дрожание руки, держащей грабштихель, приводит к ошибке в рисунке, которую исправить очень трудно. Первые оттиски хороши иногда и тем, что на них отпечатываются заусенцы (барбы), которые остаются при вырезании на поверхности медной доски около линий и придают отпечатку бархатистость, украшающую гравюру.

Первая книга, иллюстрированная с медных гравюр, вышла во Флоренции в печатне Никколо ди Лоренцо 10 сентября 1477 года. Это сочинение Антонио (Беттини) да Сиена «Еl monte sancto di Dio» («Святая гора Божия»), в котором помещены три гравюры, отпечатанные с медных досок. Рисунки для этих гравюр приписывают знаменитому художнику Сандро Боттичелли, а гравировку — Баччио Бальдини, который якобы был учеником Финигуэрры. Однако во втором издании, вышедшем в 1491 году, копии тех же рисунков были отпечатаны с деревянных досок. Вероятно, издателей от этого способа иллюстрирования книг отпугивали как дороговизна гравирования медных досок, так и необходимость печатания текста и гравюр раздельно, в два прогона.

Тем не менее гравюра на меди продолжала развиваться. До совершенства довел технику механической гравюры на меди Мартин Шонгауэр (1450—1491) из Кольмара. Большую известность приобрел и гравер Марк Антонио Раймонди (1475—1534) из Болоньи, исполнивший на меди копии картин Рафаэля, Микеланджело и других художников. Раймонди даже навлек на себя гнев папы Климента VII (Юлия Медичи) за сюиту (собрание) гравюр со знаменитых шестнадцати «Эротических поз» ученика Рафаэля, Джулио Романо, к которой поэт Аретино написал не менее знаменитые «Sonetti lussuriosi». Раймонди был брошен в тюрьму, и это, кажется, первый известный случай административного преследования иллюстратора. Впрочем, впоследствии Раймонди вернул благоволение папы, исполнив несколько превосходных гравюр на религиозные темы из которых папе больше всего понравились «Мучения св. Лаврентия». Шедевром Раймонди считается «Лукреция, поражающая себя кинжалом». Не брезговал Раймонди и подделкой гравюр Альбрехта Дюрера. За это ему пришлось даже отвечать на суде по иску самого Дюрера и от Раймонди потребовали не ставить на своих работах марку Дюрера.

Альбрехт Дюрер (1471—1528) был не только художником, гравером, печатником, но и писателем, оставившим после себя несколько книг, в том числе руководство по пропорции в искусствах вообще и в типографском искусстве в частности. Он родился в Нюрнберге. о тец его был золотых дел мастером и научил мальчика своему искусству. Кстати, Дюрер был крестником работавшего в этом городе печатника Кобергера. Затем Альбрехт Дюрер учился у известного художника и гравера того времени Вольгемута.


Рис. 8. Четыре всадника. Апокалипсис. Гравюра Дюрера на дереве

Дюрер внес немало усовершенствований в граверное искусство. Гравюра на дереве до него была главным образом очерковой, а живость ей придавали раскраской. Дюрер же ввел в технику гравюры тонкие штрихи, дающие тени и полутени, благодаря этому его работы не схематичны, по исполнены жизни. Им и его учениками выполнены сотни гравюр на дереве, причем некоторые поражают своими размерами. В 1498 году Дюрер исполнил 16 больших гравюр к «Апокалипсису» (изданы в 1511 году), из которых особенно знаменита гравюра «Четыре всадника» (рис. 8). В 1515 году Дюрер приступил к созданию «Триумфальной арки императора Максимилиана», замечательной своей величиной, — эта гравюра вырезана на 92 досках разных размеров, с которых, после их составления, был получен оттиск, имеющий 3 м 41 см в высоту и почти 3 м в ширину. Над этой гравюрой работало несколько человек, и издана она была только после смерти Дюрера, в 1559 году. Дополняет эту гравюру другая — «Триумфальная колесница императора Максимилиана» (1522 год) — длиной более 4 м, также гравированная на нескольких досках. Четкость деталей гравюры просто поразительная!

Но особенно ценятся гравюры Дюрера на меди, которых сохранилось более сотни. Настоящие шедевры — «Меланхолия», «Рыцарь, смерть и дьявол» и ряд изображений Богоматери.

Ручная механическая гравюра на меди — техника очень трудоемкая, поэтому в ХVI веке ее вытеснил офорт. При гравировке офортов медную доску покрывают лаком (смесью воска, асфальта, смол и канифоли) и закапчивают. На черную от сажи пластинку наносится рисунок, а затем все линии рисунка процарапываются в лаке иглой до поверхности медной доски. Если сделана ошибка, то ее легко исправить — нужно только покрыть процарапанное место новым слоем лака. Когда весь рисунок процарапан, то по краям доски делают бортики из воска и наливают на доску раствор азотной кислоты (царская, или крепкая, водка). Бортиков можно и не делать, а просто погрузить доску в кислоту, покрыв ее обратную сторону лаком. Азотная кислота (она была известна уже в IX веке — алхимики тщетно пытались с ее помощью обратить неблагородные металлы в благородные), протравливает медную доску в местах, свободных от лака, причем вся остальная поверхность доски защищается от действия кислоты нерастворимым слоем лака. Когда гравер убедится, что кислота достаточно протравила линии рисунка (в этой работе нужна немалая опытность: важно знать, какой раствор кислоты приготовить, как долго подвергать доску травлению, какой лак нужен в каждом отдельном случае), он очищает поверхность доски от лака и делает первый эстамп (оттиск) гравюры. При необходимости корректив гравер вносит их резцом.

Скорее всего, это важнейшее усовершенствование гравюры на меди было изобретено не Дюрером; может быть, его открыли современники великого мастера — Урс Граф в Швейцарии и Даниил Гопфер в Аугсбурге. Однако эту технику использовал и Дюрер — известно шесть его офортов на железе.

Труды Дюрера для нас важны в особенности потому, что он ввел гравирование в ряд других изобразительных искусств — таких как живопись и скульптура — на правах самостоятельного и независимого искусства. Если до него граверы в основном лишь копировали картины живописцев Возрождения или средневековые миниатюры, то Дюрер создавал многие свои гениальные произведения сразу как гравюры, не прибегая к помощи кисти и красок. Конечно, он не был единственным мастером — вместе с ним и до него работали многие граверы, но ни один из них не смог, подобно Дюреру, синтезировать в своем творчестве все достижения той эпохи.


Рис. 9. Офорт Рембранта

Офорты Дюрера, однако, были далеки от совершенства — на новую высоту офорт подняли Ван Дейк (1599—1641), Рембрандт (1606—1669) (рис. 9) и Жак Калло (1592—1635).

В XVII веке появилась новая техника изготовления гравюр — меццо-тинто («черная манера» — фр. maniere noire, нем. Schabkunst, Schwarzkupferstich). Ее изобрел художник и медальер (специалист по изготовлению медалей) Людвиг фон Зиген (1609—1676). Если раньше медная пластина для гравирования полировалась до получения зеркальной поверхности, то в технике меццо-тинто пластина, также предварительно гладко отполированная, обрабатывается затем таким образом, чтобы вся ее поверхность стала шероховатой. Для этого используют особый инструмент — гранильник (качалку). На узкой и выпуклой поверхности этого стального инструмента нанесена насечка, так что при прижимании его к медной пластине последняя постепенно теряет свою гладкость и покрывается множеством мелких точек. Чтобы поверхность пластины получилась равномерно зернистой, гравер, взяв за ручку гранильник, проводит его, прижимая и раскачивая, сначала в одном направлении, потом перпендикулярно, потом по диагонали и т.д. Эта предварительная подготовка доски занимает много часов, а в результате вся доска становится шероховатой. Если намазать такое клише краской и притиснуть к нему лист бумаги, то получится ровный бархатисто-черный оттиск.

Когда указанная работа закончена, на пластину наносят рисунок. Для этого ее избирательно полируют шабером, уменьшая неровности пропорционально оттенку, который должна передавать соответствующая часть гравюры. Чем меньше углубления в результате шлифования, тем меньше краски в них попадает при печатании. Таким образом искусный гравер может передать плавный переход оттенков и сделать гравюру реалистичной, в отличие от схематичной гравюры, выполненной резцом.

Людвиг фон Зиген изобрел меццо-тинто в Амстердаме (он родился в Утрехте и постоянно переезжал с места на место) в 1642 году и гравировал в этой технике главным образом портреты коронованных особ. Наибольшее развитие этот способ гравирования получил в Англии, может быть, в силу характера англичан, способных терпеливо обрабатывать медную доску в течение многих дней. Меццо-тинто привез туда в 1660 году Роберт, князь Палатинский. Наибольшую известность здесь приобрел Джошуа Рейнольдс (1723—1792), вокруг которого образовалась целая школа талантливых граверов.

Техника меццо-тинто дает наиболее эффектные результаты при гравировании портретов, а потому преимущественно в этой области она и использовалась. Портреты, исполненные таким образом, иногда прилагались и к книгам.

КомпьюАрт 3'2005

i-type.ru
end --›
  Copyright©1998-2010
Nikolay Dubina | Николай Дубина
реклама